Демократия

)

Как к настоящему времени признал даже Джованни Сартори, выбор представителей в США в наши дни за-висит (более чем от чего-либо иного) от наличия финансовых ресурсов, которые кандидат может использовать для найма стратегов, спичрайтеров, специалистов по опросу общественного мнения и рекламщиков и для покупки телевизионного времени. Но далее тот же самый автор, во всех прочих отношениях считающийся одним из самых бескомпромиссных сторонников демократического элитизма, неожиданно усматривает «парадокс американского общественного мнения» в том, что, хотя США являются «страной, сильнее других почитающей общественное мнение, в то же самое время ее общественное мнение, вероятно, наименее достойно этого имени, чем в какой-либо другой западной демократии».
Превосходный пример этой деградации общественного мнения можно усмотреть в подсознательном воз-действии, присущем политической коммуникации в исполнении Рональда Рейгана. Его способность сыграть образ отца-защитника и рядиться в цвета охранителя неких идеализированных американских ценностей вела к тому, что какая-либо атака на него сразу же принимала облик атаки на саму американскую нацию. То же самое верно, хотя и в более общем смысле, для персонализации политической коммуникации в политических кампаниях других западных стран, демонстрирующих возрастающую тенденцию к выпячиванию биографических деталей харизматических вождей (или претендентов на эту роль) — начиная от медицинских операций, которыми они подвергались, до подробностей их домашней, спортивной и сексуальной жизни, — за счет сколько-нибудь глубокого рассмотрения их реальных политических программ.
Другим важным аспектом теле визуальной демократии является участившаяся трансформация политических кампаний в «мета кампании», а электората — в мета электорат. Способность демоскопических агентств проводить (электронные) исследования политической ориентации публики, немедленно сообщать их результаты, а зачастую и сильно загодя предсказывать результаты выборов создает суррогатный электорат наряду с реальным. Реальных избирателей подменяют их собственные демоскопические и теле визуальные проекции, предвосхищающие их поступки, после чего им остается лишь пассивно наблюдать за самими собой. Отдельные граждане, являясь истинными держателями права голоса, тем не менее оказываются под давлением публичных предсказаний, которые само выполняются методом замкнутого круга, выталкивая их из электоральных событий. Ведь когда победа конкурирующей партии воспринимается как должное, это расхолаживает граждан в той же мере, как и победа, предсказанная их собственной партии. В обоих случаях личная инициатива со стороны избирателя оказывается весьма неглубокой. Тем самым опрос общественного мнения вытесняет демократию, «образ» предвещает реальность, высасывая из нее содержание, и усугубляются существующие тенденции к абстентизму и политической апатии.

Leave a reply

2 × 3 =

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>